RSS подписка

Пост длиною в день

Пост длиною в день

  • Таня
  • /
  • /
  • 2
  • Просмотров: 483

  • Таня

  • Июл 12, 2018
  • 2

Сегодняшний день начался с прекрасного утреннего солнца, волшебного шелеста березы и будто случайно выбранной в плейлисте песни:


И глянет мгла из всех болот, из всех теснин,

И засвистит веселый кнут над пегой парою...

Ты запоешь свою тоску, летя во тьму один,

А я одна заплачу песню старую.

Разлука - вот извечный враг российских грез,

разлука - вот полночный тать счастливой полночи.

И лишь земля из-под колес,

И не расслышать из-за гроз

Ни ваших шпаг, ни наших слез

Ни слов о помощи.

Какой беде из века в век обречены?

Какой нужде мы платим дань, прощаясь с милыми?

И отчего нам эта явь такие дарит сны,

Что дивный свет над песнями унылыми?

Быть может, нам не размыкать счастливых рук,

Быть может, нам распрячь коней на веки вечные?

Но стонет север, кличет юг,

И вновь колес прощальный стук,

И вот судьба разбита вдруг

О версты встречные...

Выключила, включила что-то веселое. Поехала на работу.

В метро в инстаграм Youcanlive увидела сообщение:

C4E03359-3BAB-478F-B98B-F49E615E2478.jpeg

Вчера прочитала пост СТИХ "ПИСЬМО ИЗ ТЮРЬМЫ МОЕЙ ЖЕНЕ" (КРАСНЫЙ КАМЕНЬ 1938 ГОД). Никак не могла понять, почему у меня ничего не рождалось от сердца, я черствая, как камень?
Предпочла посмотреть футбол, болела за братьев хорватов. Они выиграли, испытала непродолжительное ликование. Было бы здорово, если Хорватия стала Чемпионом Мира. В этом случае Россия проиграла в 1/4 Чемпиону Мира. Гордыня!
Вчера автор указанного выше поста поделился  им с ребятами в нашем учебном чате. На сообщения, отклики ребят в чате о "письме из тюрьмы моей жене" ничего не рождалось, кроме негодования: зачем теребить эту грустную тему.
Сегодня ребята в чате продолжали делиться своими историями о бабушках и дедушках, репрессированных, измученных войной, лишениями. Ребята все пишут и пишут... хотелось уже «крикнуть в чат»: «Хватит говорить об этом, это невыносимо обсуждать, невыносимо думать об этом, невозможно читать об этом книги, не хочется смотреть об этом фильмы. Это вселенская боль».
Потом я начала думать о том, почему Николай продолжает и продолжает эту тему. Наверное ему самому сейчас невыносимо тяжело? Наверное он просит быть внимательнее к нему, просит любви и человеческой ласки. Написала другими словами об этом в чат: «Коля, ты столкнулся/сталкиваешься с чем-то нечеловечески жестоким и зовешь, просишь нас быть внимательными к тебе, друг к другу, делать человека, жизнь и достоинство человека превыше, важнее чего бы то ни было?»
Ребята продолжали обсуждение темы.
Я поняла, что уже очень сильно реагирую на слова: «Вот Варлас Шаламов это все описывает и его не спрятать уже, целый мир, государство в государстве... Люди были, нужно это помнить и знать, изучать... действительно страшная страница в истории нашего народа. Это же все на нас отражается каким-то образом, и мне кажется необычайно важно с этим как то встречаться..»
В моей голове: «Нет! Я не хочу больше встречаться с этим! Я от фильмов по мотивам рассказов Шарламова отходила несколько дней. Это невыносимо!».
Одногруппница Юля написала о том, что «в очередной раз перечитав кучу статей пришла к выводу, что ничего невозможно понять. Большое чёрное трагичное пятно. И есть только люди, которые сейчас рядом с нами (Оля, Яна, Бабушка с историей), с которыми мы можем побыть».
Я продолжала настаивать, что это лично меня сейчас не трогает, просто хочу поддержать ребят:  «Побыть и пообещать друг быть внимательнее и уважительнее друг к другу, таким образом внося и распространяя это в мир, чтобы не повторилось это нещадное.  Мне невыносимо больно читать об этом в книгах, смотреть в кино (поэтому я не хочу читать об этом - эти слова я не написала в чат, только здесь пишу их), но я реагирую на вашу направленность ...»
Затем молниеносно вспомнились стихи Александра Кочеткова, которыми я поделилась в общем чате и в личном - с моей одногруппницей Сашей:

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастет на сердце рана,

Прольется чистыми слезами,

Не зарастет на сердце рана —

Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —

Душа и кровь нераздвоимы,-

Пока жива, с тобой я буду —

Любовь и смерть всегда вдвоем.

Ты понесешь с собой повсюду —

Ты понесешь с собой, любимый,-

Ты понесешь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

— За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча,

Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —

Короткий свет луча дневного,-

Но если я безвестно кану

За звездный пояс, в млечный дым?

— Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком склоне

Вдруг изогнулся страшным креном,

Когда состав на скользком склоне

От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

Всей кровью прорастайте в них,-

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

Когда уходите на миг!

На стихи Саша отреагировала сообщением: «Я каждый раз плачу, когда слышу это».
На что я реактивно откликнулась:  «А я не могу. Я как будто бы отстраняюсь от этого. Потому что, если что, то меня разорвет от вселенской боли... Всё. Теперь плачу».
И плакала долго, плачу, набирая этот текст в мобильном дневнике... это моя боль, это боль всех нас, всех россиян, всех землян.


Ребята продолжали обсуждение: «Сколько не спрашивала (у стариков - авт.) что было, как жили. Тяжело, говорят, что тут, мол, рассказывать. Был опыт выживать... Но часто слышу: а вам-то как сейчас тяжело», «Мои тоже. Как оказались в затерянном селе аж на китайской границе и что было до этого - ничего».

«А вам-то как сейчас тяжело» - о чем это наши мудрые старики?
Сейчас нет войны, нет репрессий, нет нечеловеческих лишений. Или есть? Эта боль передалась нам в крови, с молоком матерей? И мы хотим уподобиться камню, чтобы не текла она по венам, потому что у камней нет вен?  Мы все, предки наших несчастных и великих стариков, не очерствели ли, не окаменели ли?  Может, эту боль надо терпеть, встречаться с ней ежедневно, чтобы не быть черствыми друг другу? Может, мне надо ее испытывать, чтобы не одергивать сегодня грубо за руку ребенка, желающего идти не туда, куда следовало бы, как я думаю? Может именно эта очерствелость и «каменность» сотворила эту истребляющую всё человеческое машину ГУЛАГ? ... и наше равнодушие друг к другу сегодня?


Нечеловеческая сила,

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли...

А нам-то как сейчас ... тяжело?

Может быть, только имея эту боль внутри, я могу оставаться человеком, просто видя, слыша, любя близких, просто радуясь утреннему солнцу?

Выдох.

Затем пришли пожилые бабушка и дедушка девочки Даши, с которой я сижу по будням. Я что-то мыла в раковине, и тут дедушка обратился ко мне (как залихватский гештальттерапевт): «Как Вы поживаете?»
Я чуть не расплакалась:
- Да вот ребята-одногруппники затеяли обсуждение ГУЛАГа...
Его взгляд стал живее, и он начал говорить, говорить об этом времени и о настоящем, говорил долго, размеренно, будто сдерживаясь. Я постепенно села, слушала и смотрела ему в глаза.
Закончил он словами:
- Тяжело об этом говорить. Да мы и не знаем точно, как было, и никогда не узнаем, история переписывается. Но говорить об этом нужно, чтобы не допустить повторения...

Еду домой, пропускаю две станции, дописывая этот  пост, еду новым маршрутом.

Я... мы помним вас, наши отцы, деды, прадеды... матери, бабушки, прабабушки... мы помним вас, и наши сердца не камни! Кажется - не камни!
И мы постараемся, изо всех сил постараемся быть внимательными к ЗАЙЦЕВЫМ среди и внутри нас!
Слушайте Чёрная лунаАгата Кристи на Яндекс.Музыке
Фото:

Об авторе

Таня

Татьяна Позднякова

Здесь я пишу о своей жизни, гештальттерапии и о чем-то ещё

Интересы: гештальттерапия, йога, преподавание (высшей) математики, стихи, танго

Комментарии: 2

Куличёк Автор

Не знаю зачем делюсь :emoticons:

Июл 12, 2018 22:11:46

Могу долго рассуждать на тему зачем я делюсь этим. Делюсь, потому что приходит мысль, что нужно и потому что это есть... А так по сути не знаю зачем делюсь.. Что-то происходит от этого хорошее.
Даже у тебя видишь произошла встреча с дедушкой.

  • Ссылка
  • Ответить
Таня Автор

операцию пластилин хочется процитировать сейчас сюда

Авг 9, 2018 01:48:37

Из каждого камня
Своими яростными сердцами
Мы стопудово высечем искры

Через саморазрушение
К самосозиданию
Через сотни тысяч поражений
К победе в главном в бою

Открыть клетки для птиц
Выпустить из загонов зверей
Увидеть мир без границ
И лица наших детей
И в вечный солнечный день
Сорваться с поводка
Сорваться с поводка

...

Темное и злое поколение
Выросшее без отцов
Засыпает вместо колыбельных
Под сирены скорых и ментов

Нам нечего ждать, беречь и жалеть
Не во что верить голодным и злым
Ярко пылать, быстро сгореть
Все черно-белое сделав цветным
Нечего ждать, беречь и жалеть
Не во что верить голодным и злым
Голодным и злым

...

Из каждого камня
Своими яростными сердцами
Мы стопудово высечем искры

  • Ссылка
  • Ответить

Поиск

Татьяна Позднякова

  • Клинический психолог
  • 89859187121
  • Москва, Северный бульвар, 6А
Обратный звонок

Облако тегов

Архив

Июль 2019

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31